Каталог Минералов
 
Новости / Прочее / Александр Жильцов - геолог, педагог, человек:

обсудить на форуме



03.09.2006

Александр Жильцов - геолог, педагог, человек:


Из биографии А. Жильцова

Родился в 1928 году 12 августа. В 1952 окончил Ленинградский университет, а затем аспирантуру института геологии. Исследовал геологическое строение и ядерное развитие земной коры. Автор 90 научных статей. Участвовал в открытии трех месторождений: ртути - в Саянах, урана - в Казахстане и меди в Киргизии. Один из инициаторов и создателей минералогического музея в МГУ им. Огарева. Кандидат геолого-минералогических наук, доцент.

Вместе со своей женой, Ольгой Ильиничной, он создал в Мордовии уникальный музей минералогии. Исследовал горные массивы Кавказа, Алтая, Тянь-Шаня, Урала и Крыма, казахские степи и сибирскую тайгу. Полторы тысячи выпускников географического факультета с благодарностью вспоминают своего учителя.

Жильцов всегда был в стороне от карьерных интриг и высоких постов. "В жизни это не главное, - говорит ученый, - надо быть ближе к природе, любить и ценить ее красоту". Выйдя на пенсию, 76-летний исследователь продолжает заниматься любимыми горными лыжами:

В поисках ртути

Уже четвертые сутки вагон мчится по железной дороге, мерно постукивая на рельсовых стыках. За пыльным оконным стеклом заросшие лесом Уральские горы. Саша Жильцов, только что окончивший третий курс геологического факультета Ленинградского университета, едет на первую полевую практику. Рука то и дело машинально тянется к поясу. Там, в потайном кармане, спрятан самый важный документ в жизни молодого человека - допуск к работе с секретными бумагами. На дворе 1950-й год. Мир замер в ожидании новой мировой войны. Стране необходимо стратегическое сырье:

На геологический факультет тогда принимали абитуриентов, чья анкета была кристально чиста до третьего колена. Саша учился в самой безупречной по благонадежности группе, специализировавшейся на поисках урана. Стипендия у этих элитных студентов была 600 рублей. В три раза больше, чем у остальных! Но неожиданно радость сменилась обидой. Александр Жильцов без объяснений переведен на общий курс:

Только через 10 лет, глядя на портреты однокашников в траурных рамках, он понял: ангел-хранитель уберег его от самого страшного: радиация - белокровие - смерть. Впрочем, судьба сведет его еще раз с ураном, но это уже будет позже. А пока Саша Жильцов едет в верховья Енисея искать ртуть.

Познакомившись с коллективом бригады, Саша оторопел от удивления: поисковая партия совершенно секретная, а работают в ней урка на урке. На лбу у них, конечно, это не написано, да только отличать зека от обычного человека Жильцов научился еще в детстве:

Из воспоминаний А. Жильцова

...Серая шинель отца была насквозь пропитана запахом дыма и ружейного масла. Отец служил охранником в лагере. Каждый день ходил с карабином наперевес вдоль свежей насыпи, на которую заключенные укладывали шпалы и рельсы: тянули железнодорожную ветку через вечную мерзлоту до Воркуты. Угловатые фигуры в ватниках судорожно съеживаются от каждого окрика охранника. Такая зоновская привычка остается на всю жизнь и потом часто выдает бывших зеков на воле.

Зарплата у рабочих - 40 рублей, у инженеров - в десять раз больше. После выдачи денег народ разбредается по палаткам. Из одной слышится шепот Вани Ключникова: "Эх, была бы дорога близко, я бы этой ночью всех "обмолотил" и ушел". Ваня не врет: ему еще и тридцати нет, а за плечами уже три судимости, одна из которых за убийство. Но воровать у своих он не станет: до ближайшего жилья больше 100 километров. Догонят. А в тайге приговор короткий.

Днем геологи разбредаются по берегам рек и ручьев. У каждого свой лоток, похожий на лоток старателей. За спиной у Саши старое отцовское ружье-двадцатка, брезентовая куртка застегнута наглухо. Нет ничего на свете страшнее сибирского гнуса. Не случайно самая страшная казнь в тех краях - привязать раздетого человека к дереву. Через пару дней от несчастного остается дочиста обглоданный скелет. Даже медведь, чьи свежие следы Жильцов то и дело видит под ногами, не так страшен. Александр очень увлечен работой. Ему нужно выполнить задание Родины, оправдать доверие товарища Сталина. И ему везет, как, наверное, всем новичкам. В лотке, среди песка и гальки, Жильцов находит небольшой красноватый камушек. Это киноварь или по научному - сульфид ртути. Значит, где-то рядом в земле скрыта богатейшая жила:

Общий итог летней практики - четыре тысячи честно заработанных денег и первая в жизни подписка о неразглашении секретной информации.

Урановая чернь

После университета Саша хотел работать в родных архангельских краях, но распределение получил в Казахстан. Но нет худа без добра: в Гульшатской геологоразведочной партии, искавшей цинк и свинец, судьба свела Жильцова с интереснейшими людьми. Начальником партии работал ссыльный Сытько, а главбухом бывший военный летчик Антонов, тоже из осужденных. Его неудачная шутка: "наша доблестная кавалерия в воздушном бою сбила два мессер-шмидта противника" стоила ему десяти лет лагерей. Вообще среди работников партии больше половины имели судимость. Некоторые находились в "бегах", имели липовые трудовые книжки и паспорта. Страну возвеличивали люди, ею же уничтоженные.

Начальник Сытько был мужик хитрый. Никогда не докладывал начальству точный процент выполнения плана: припасал излишки на случай "неурожая", так что партия без премии никогда не оставалась. На пенсию Сытько ушел с поста министра геологии Казахской СССР, а мог бы вознестись и выше:

Как-то до геологов дошел слух, что человек по фамилии Зелинский тридцать лет назад видел открытое (!) месторождение каменного угля где-то чуть западнее Балхаша:

И вот Сытько, Антонов и Жильцов стоят на краю этой природной аномалии. Посреди каменистой пустыни резко выделяется огромная проплешина, отливающая угольно- черным блеском. Почти в центре одинокий вырост в форме стога сена - это выдавленный из глубины земли кварцевый монолит. Пейзаж кажется неземным. Эх, был бы тогда у ученых самый простенький счетчик радиации, их имена напечатали бы самым жирным шрифтом на первой странице газеты "Известия". Это был не уголь, а урановая чернь! Но об этом они узнают лишь через год, когда новая поисковая партия возьмет пробы грунта. Ее руководитель Волков получит Госпремию, а рядом с будущим урановым рудником за полгода построят аэродром.

Простое счастье

Александр еще не умеет спасаться от южного зноя: увидев казаха, наглухо закутанного в стеганный ватный халат, в какой-то меховой шапке, он принимает его за сумасшедшего. Какой нормальный человек станет так одеваться, когда в тени больше +40 оС. Оказывается, что только в такой одежде можно хоть как-то спастись от палящих лучей солнца. Ведь именно испарение пота с открытых участков тела и приводит к обезвоживанию организма, и тогда, сколько ни пей, жажду не утолишь.

Впереди у Александра Жильцова долгая жизнь, он объездит полстраны, восхищаясь красотами Кавказа, Алтая, Тянь-Шаня, Крыма, Урала: Он перепробует тысячи блюд, приправленных местным колоритом. Но он уже точно знает, что нет ничего вкуснее на свете, чем слабозаваренный зеленый чай из бутылки, которую бережешь с утра и до полудня на самом солнцепеке. И вот наступает эта долгожданная минута, когда в иссохшее горло скатываются капли приятнейшей влаги. Это трудно описать словами. Порой вкус этого чая кажется вкусом самой жизни:

А какое счастье вернуться из азиатской пустыни в родное село. В одних носках пройтись по мху в сосновом бору.

Впервые Александр побывал в Мордовии в 1968 году. Спустя много лет сделал интереснейшее открытие. Оказывается, в Вельском районе Архангельской области, где он родился, большая половина названий рек и деревень - мордовские.

После 13 лет работы в Академии наук Киргизской ССР, в звании кандидата наук, Александр Жильцов начинает работать доцентом на географическом отделении Мордовского Государственного университета. Вскоре он близко знакомится с тогдашним ректором университета Григорием Меркушиным. "Если бы не этот человек, то, наверное, и университета в Саранске не было бы", - считает Александр Григорьевич.

Однажды в беседе с молодым преподавателем Григорий Меркушин рассказал, как он ездил в Москву выбивать средства на открытие ВУЗа. Дело было накануне 8 Марта. Начальство собралось в зале, предвкушая скорое праздничное застолье. Долгий доклад только бы испортил дело. Тонко уловив момент, Меркушин показал закрытую папку с документами и обратился к чиновникам: "Уважаемые товарищи, я готов делать доклад, обсуждать планы и расчеты, но все они многократно проверены, одобрены и утверждены в институтах республики. Поэтому я предлагаю не терять зря времени и прошу сделать подарок Мордовии накануне юбилея - утвердить все без обсуждения". Проект и доклад были приняты в течение пяти минут.

В Мордовском университете А.Г. Жильцов проработал 33 года, 3 месяца и 3 дня. В 2001 году ушел на пенсию. С той же самой должности доцента, в которой и начинал работать. За чинами и регалиями он никогда не гнался, запомнив слова заведующего кафедрой геоморфологии Московского университета Георгия Тушинского: "Запомни, Саша, - сказал ему однажды известный ученый, - настоящая жизнь - это природа, горы, а власть - суета и грязь".

Жильцов познакомился с Тушинским в Кавказских горах, где всерьез занялся горнолыжным спортом. "До сих пор я благодарен ему за науку, - говорит ученый, - после защиты кандидатской я никуда не лез, а вот не на шутку влюбился в горные лыжи". Жильцов не бросает спорт, несмотря на преклонный возраст. Зимой часто выезжает в горы в Кочкуровский район. "Это, конечно, не Эльбрус, не Домбай, но все равно несколько секунд ощущаешь азарт скоростного спуска".

Сегодня ученому живется непросто: ушла из жизни его горячо любимая жена. Он живет с сыном в деревне Берсеневка (Мордовия).

Николай Прибытков



Читайте новости Каталога Минералов на Яндекс
обсудить на форуме



новости из рубрики Прочее




  • Моя коллекция
  • Добавить образец
  • Добавить месторождение
  • Предложить новость
  • Управление рассылкой
  • Профайл