Каталог Минералов
 

Упадок гагатового промысла


Минералы и горные породы / Описание минерала Гагат
обсудить на форуме

Расцвет гагатового промысла в викторианскую эпоху приходится на 1870—1874 гг. Тогда в промысле было занято свыше 1000 человек. Легко представить себе, что значило в это время жить в небольшом приморском городке, где царили всеобщая занятость и изобилие. Колеса токарных станков вращались на полную мощность, и каждая лавка буквально ломилась от поблескивавших черных украшений.

Возможно; все это выглядело несколько мрачновато, и некоторые критически настроенные обозреватели того времени, указывая на траурный характер выпускаемых изделий, заявляли с некоторой насмешкой: «Здесь даже собаки черны». Однако настроение местных жителей было отнюдь не мрачным, ибо они видели лишь огромный спрос на изделия из гагата во всем мире.

Уровень экспорта к 1874 г. достиг 100 тыс. ф.ст., что в настоящее время соответствовало бы примерно 1 млн. ф.ст. Мог ли тогда кто-нибудь предположить, что буквально за одно десятилетие промысел придет в такой упадок, что в 1884 г. "Whitby Gazette" заметит: «В его истории еще не было столь тяжелого периода». И далее: «Теперь в промысле занято всего 300 человек».

Первыми ощутили удары судьбы независимые мастера. Крупные предприниматели сумели продержаться какое-то время, сократив число рабочих мест. Многие вернулись к ремеслу, которым занимались до того, как стали мастерами по обработке гагата. Джеймс Эйнзли, например, снова начал торговать зерном. Многие из высокооплачиваемых мастеров заработали так много в годы расцвета промысла, что располагали достаточными средствами для открытия собственного магазина или пансиона, когда спроса на их искусные изделия практически не стало.

К 1921 г. в промысле было занято только 40 человек, а в 1936 г.— 5; после второй мировой войны осталось всего три мастера.

Когда умерли и эти, викторианскому промыслу по обработке гагата пришел конец. Что же обусловило столь быструю перемену в судьбе гагатового промысла? Почему это по существу ювелирное мастерство, бывшее на протяжении почти полувека наиболее популярным в Великобритании, вдруг пришло в упадок, изделия из гагата перестали носить и интерес к ним окончательно пропал?

Бесспорно, ни один другой самоцвет не испытал столь быстрых колебаний в своей популярности, как гагат. Конечно, мода на него сыграла свою роль. У каждого драгоценного камня были свои взлеты и падения на моду; достаточно вспомнить богемский гранат или опал. Но ни один из самоцветов не был так бескомпромиссно отвергнут, как это случилось с гагатом в середине XX века. В 1950-е гг. можно было приобрести носильную сумку, полную украшений из гагата, всего за 2 шилл. и 6 пен. (т.е. за 12 пен.). И только в конце 1970-х—начале 1980-х гг. на гагат снова обратили внимание, но уже как на малодостойный объект.

Можно назвать множество причин, объясняющих упадок промысла, но одной из наиболее общепризнанных следует считать связь гагата с траурным ритуалом. Убедительный повод для рекламы промысла в 1861 г. оказался несостоятельным в новом столетии. Бурская война и последовавшие за ней две мировые войны вынудили англичан избегать любого упоминания о смерти. Во всяком случае, обычай одеваться в черное во время траура постепенно исчез, и в наши дни только члены королевской семьи по традиции облачаются в пышные траурные одежды. Сегодня горе не проявляется так явно в траурных одеждах определенного стиля или цвета.

Ныне черный цвет камня снова считается особо изысканным и модным. Этот факт способствовал тому, что гагат перестали связывать с траурным ритуалом и он вновь был признан великолепным «самоцветом», известным человечеству с доисторических времен.

Непопулярность гагата в XX столетии можно в какой-то степени объяснить его связью с траурным церемониалом, однако это обстоятельство все же не раскрывает истинных причин быстрого упадка промысла в конце XIX века. Следует искать и другие более непосредственные причины. В качестве одной из них можно назвать перемену в женской моде.

Мода на кринолин продолжалась очень недолго и вскоре (1880—1890 гг.) уступила место более мягким и обтекаемым формам одежды. Это в свою очередь способствовало снижению спроса на крупные ювелирные украшения. Модные цвета также изменились: от темно-красных и пурпурных, характерных для середины столетия, до более светлых и ярких тонов в более позднее время.

1890-е гг. известны как «шаловливые девяностые», когда настроение в обществе изменилось от серьезного, присущего викторианцам, до веселого, свойственного эдуардианцам. Это был также период Нового искусства (Art Nouveau), при котором ювелирные украшения отличались светлыми тонами, причудливостью форм и яркими цветами. Следует напомнить, что форма украшений нередко имела большее значение, чем они сами. В 1866 г. королева Виктория отпраздновала свой золотой юбилей и ее уговорили снять траур по принцу Альберту, скончавшемуся 25 лет назад.

Итак, женская мода оказалась первопричиной, приведшей к упадку гагатового промысла, но были и внутренние причины, причем в самом промысле, что не позволило успешно противодействовать неизбежному внешнему влиянию. Вначале казалось, что мастера не в состоянии приспособиться к «капризам» моды. В 1947 г. один обозреватель писал: «Раньше художественные композиции, по-видимому, создавались мастером и дизайнером. Теперь же успех возможен лишь в том случае, если мастер является и дизайнером. Однако таких специалистов было слишком мало, и работа мастеров по гагату оказалась связанной традицией».

Последняя фраза очень точно характеризует положение гагатового промысла. Ювелирное искусство, отвечавшее нормам викторианского времени, должно было завоевывать признание в новом столетии. Подобные ситуации явились причиной застоя во многих отраслях промышленности. «То, что вполне устраивало моих отца и деда, устраивает и меня»,— как часто это сентиментальное высказывание приводило к рутинной работе в любой отрасли.

В 1920-е гг. ювелирная фирма "Art Deco" широко использовала в своих изделиях черный и белый цвета, тем не менее современные мастера по гагату не извлекли из этого для себя пользу. Гагат в сочетании со слоновой костью в геометрических композициях вполне бы подошел для нового стиля.

Однако из Уитби продолжали поступать старинные композиции в виде цветов, фруктов и лиственного орнамента. К 1930-м гг. украшения из гагата стали настолько непопулярны, что большинство мастеров начали делать лишь небольшие сувениры для экскурсантов, приезжавших в праздничные дни. Хотя эти сувениры и выглядели привлекательно, они не могли пользоваться всемирным спросом, подобно иным ювелирным украшениям, доставляющим истинное удовольствие.

У гагатового промысла была и другая проблема. Когда все производства работали на полную мощность, ощущалась острая потребность в высококачественном твердом гагате. Добыча этого сырья шахтным способом не могла полностью удовлетворить спрос, ибо велась, в сущности, наугад. Поэтому мастера вынуждены были использовать местный мягкий гагат. Это привело к печальным последствиям: дорогостоящие украшения быстро растрескивались и ломались во время носки. Изделия из гагата разрушались даже в мастерской, когда лежали, например, на подоконнике, подвергаясь воздействию тепла или солнечного света.

С 1869 г. ввиду острой нехватки сырья гагат начали закупать во Франции и Испании. Несмотря на то что первоклассный твердый гагат встречался именно в Испании, в Англию все же в основном поступала его мягкая разновидность. Опознать такой гагат в сырце было чрезвычайно трудно, поэтому многие мастера, по-видимому, не знали, с чем имеют дело, пока не начинали работать с сырцом и не обнаруживались дефекты в готовых изделиях.

Этот факт лишний раз указывает на отсутствие должного контроля за качеством гагата, что явилось серьезным просчетом в условиях заметного снижения спроса на гагат. Кроме того, отсутствовал какой-либо контроль за ценами на художественные изделия. Независимые мастера покупали сырье и продавали готовые изделия по произвольным ценам, что в конце концов привело к нарушению согласованности между ценой и качеством изделия.

В 1890-гг. ряд крупных производителей гагатовых изделий решили объединить свои усилия, чтобы исправить существующее положение дел. По инициативе И. Лангдейла, Стефана Ферана, Чарлза Брайана и их секретаря Годфри Хирста они создали ассоциацию "Whitby Jet Operatives» и договорились учредить торговый знак, который гарантировал бы качество гагата следующим образом: № -А1—истинный твердый гагат из Уитби; № 1—импортный твердый гагат; № 2 — мягкий гагат. Торговый знак наносится только на разновидности гагата № А1 и 1.

Многие мелкие торговцы, отказывавшиеся выставлять в своих магазинчиках украшения из гагата, теперь согласились продавать их на новых условиях. Кроме того, был создан оценочный комитет, устанавливавший цену для покупателей. Этот же комитет следил за разнообразием изделий из гагата, приводя их в соответствие с общественными запросами и вкусами.

Несмотря на добрые намерения, план не имел большого успеха. Отчасти это было связано с изменениями в моде, но вероятнее всего, сказался недостаток кооперации между мелкими ремесленниками и независимыми мастерами по обработке гагата.

Еще об одном факторе, пока не упоминавшемся, но, по-видимому, оказавшем наибольшее влияние на перемены в судьбе промысла, следует здесь сказать: речь идет о появлении имитаций. Как и любой ходовой товар во все времена, украшения из гагата не устояли перед имитациями различного вида, появившимися на рынке.

Производство эбонита, изобретенного в 1846 г.,— черного стекла, а позднее бакелита оказалось настолько дешевым, что эти материалы смогли незаслуженно конкурировать с изготавливаемыми вручную и более дорогостоящими изделиями из гагата. Тогда отсутствовал закон, регламентирующий продажу товарной продукции (Trade Descriptions Act), и, конечно же, многие подделки продавались под видом «истинного гагата из Уитби».

Даже когда имитации и не предназначались для обмана, низкие цены делали их более привлекательными для всех покупателей, за исключением наиболее сведущих. Таким образом, продажа изделий из настоящего гагата все более ограничивалась пределами одного Уитби.

Теперь же, когда по капризу моды черный цвет снова стал модным для аксессуаров, гагат радует нас подобно благостному ренессансу. Старинные бабушкины ожерелья из гагата обнаруживают на мансарде и смахивают с них пыль. Их с энтузиазмом разыскивают как коллекционеры антиквариата, так и юные модницы, открывающие для себя гагат впервые.


Минералы и горные породы / Описание минерала Гагат
обсудить на форуме


Фотографии по теме


Посмотреть все фотографии Гагат




  • Моя коллекция
  • Добавить образец
  • Добавить месторождение
  • Предложить новость
  • Управление рассылкой
  • Профайл